Рассказы и воспоминания жителей острова Игарский (Полярный). Семья Григорьян.

Как только я решила писать статью, буквально, на следующий же день встретила Торубарову Ольгу Михайловну, а надо сказать, я её очень редко встречаю. Значит, судьба. Разговорились, оказалось, она приехала провожать в последний путь Усольцеву Галину Григорьевну, очень доброго, отзывчивого человека, с которой много лет она проработала на ферме. Я рассказала о своих намерениях писать в газету о людях нашего совхоза и, в частности, о её родителях, Ольга любезно согласилась мне в этом помочь, спасибо ей за это. Но приехала я в совхоз в самое горячее время огородного периода, и, после нескольких попыток, Ольга Михайловна отложила нашу встречу до осени. Спасибо большое, что совсем не отказала. Чтобы не терять время я стала искать встречи с другими жителями. И вот мне посчастливилось, встречаться не единожды, т.к. разговор долгий, с моим односельчанином Александром Ефремовичем Григорьян. Огромное ему спасибо за предоставленную информацию и фотографии. Он поддержал меня в моём начинании написать историю о жителях, путём воспоминаний и возможных семейных документов, и фотографий.

Подходя к дому семьи Григорьян, замечаешь совершенную чистоту и ухоженность, как самого здания, так и прилегающей территории. И знаю, что это было всегда, сколько себя помню. Так как этот дом стоит близко по соседству с уже полуразрушенным домом моего детства.

Вообще он остался единственным целым и жилым по ряду из нескольких домов чётной стороны Набережной улицы в сторону лесной зоны.

За ним стоит (пока ещё) дом Барановых и совсем пустая территория, где когда-то стояли дома Тепляковых, Пономарёвой и Медведева, а завершал весь этот ряд дом семьи Сошниковых. Надо сказать, что название и номера улицам дали только в восьмидесятых годах, наверно для удобства переписи населения, поэтому раньше дома получали названия по фамилиям или именам их хозяев.

Встретились мы с хозяином дома Александром Ефремовичем, который приходится сыном старшей четы Григорьян Ефрема Богдасаровича и Анны Васильевны, поселившихся в этом доме вместе с сыном в 1955г. С тех пор этот дом так и называют домом Григорьянов. Вспоминали мы с ним много из того, что я и сама знала, но многое я узнала впервые от него. Старший глава семьи Ефрем Богдасарович родился 1 января 1914г. в Персии (область Ирана) в городе Германов. И когда там, в 1915-1923гг., произошёл ужасный геноцид армян Османской империей, родители с младенцем Ефремом вынуждены были бежать в Грузию, в город Тбилиси.

В школе ему удалось закончить семь классов, в то время это считалось хорошим образованием. В 21 год, совершенно молодым юношей, его арестовали по 58 статье. Отдельно описывать, как и почему невозможно, это целая большая история.

Лагерная трудовая жизнь его началась на стройке канала имени «Москвы» на Москве реке. Затем его отправили в поселок Абезь в КОМИ АССР между Печорой и Воркутой у границы Тюменской области. Там, в районе Обской губы планировалось строительство морского порта, но для морского судоходства этот пролив оказался мелководным, поэтому строительство закончилось, так толком и не начавшись.

По истечении десятилетнего срока с него сняли судимость, а был 1945-46г., скорее всего, когда была объявлена амнистия в честь Победы. Связь с родственниками была потеряна, жилья своего не было, и, Ефрем Богдасарович остался жить и работать в том же поселке Абезь. Будучи вольнонаёмным, ему предложили работу на недавно начавшейся стройке Салехард – Игарка. Так он оказался в Ермаково. Определённой профессии у него не было, работал разнорабочим, но мог выполнить любую работу, которую ему поручали. Как-то экспедитором его направили за продуктами снова в Абезь, где он и встретил свою будущую жену.

Не знаю почему, но все его звали Ефимом, а не Ефремом. Армянской внешности, он казался суровым, но, когда приходилось с ним общаться, я понимала, что внешность обманчива.

За строгим орлиным взором прятался добрый общительный человек, который поможет в трудную минуту. (Национальность людей буду обязательно подчёркивать, чтобы показать каким многонациональным был совхоз).

Его вторая половина, Анна Васильевна Фатьянова в девичестве, русская по родству, родилась 13 января 1911г. в Курской области. Успела закончить только три класса, т.к. началась Октябрьская революция, затем Гражданская война и учиться ей больше не удалось. Работать ей пришлось домохозяйкой у более зажиточных людей, которые занимались торговлей и ездили по стране. С ними она побывала в центре России и на Дальнем Востоке. В результате с ними же она оказалась в посёлке Абезь.

Баба Нюся, как все мы её называли, была приветливой и всегда улыбалась. Она постоянно меня останавливала, когда я проходила мимо и расспрашивала о жизни, моём здоровье и моей семьи.

Обратно в Ермаково Ефрем Богдасарович вернулся уже с женой Анной Васильевной. В 1950 году 23 августа у них родился сын Саша.

Появиться на свет ему пришлось по счастливой случайности. Анна Васильевна была инвалидом детства, и рожать ей, категорически, было запрещено, даже было предложено прервать беременность, но она отказалась. И методом кесарева сечения Саша, всё-таки, родился, поэтому он остался единственным ребёнком в семье.

В детских воспоминаниях (как обычно самых ярких картинок и необычных сюжетов) кое-что запечатлелось из жизни в родимом посёлке. Запомнились магазин, одноэтажные дома, в основном на два хозяина; ровные дороги, отсыпанные мелким гравием, водонапорная башня, железнодорожный вокзал с действующим паровозом. И ездил этот паровоз по узкоколейке между небольших станций по 503 стройке для перевозки строительных материалов, которые использовались в строительстве магистральной железной дороги Салехард – Игарка. С 1953 г. (год смерти Сталина) по 1954 г. стройка постепенно начала сворачиваться, как объясняли служащие, её решили законсервировать. Школу, которую недавно построили, начали разрушать, как уже невостребованную. В памяти осталось двухэтажное здание с распахнутыми, почти без стёкол окнами и поломанными дверьми. Из окон были выброшены учебники и разная школьная принадлежность. Только вокруг ещё стояла нарядная ограда из деревянного бруса, обрамлённая шарами из дерева, окрашенными в белый цвет. Больше всего поразила одна увиденная им картина — возле какого-то склада мужчина большим мясным топором на огромной чурке разрубал, перевязанные шпагатом, кипы нательного и постельного, в том числе и детского, нового белья. И это в то время, когда такие вещи считались большой роскошью и были необходимыми. Когда люди задавали вопросы: «Зачем вы это делаете? Раздайте в приюты, интернаты». Им отвечали: «Не положено!»

Саша ездил, лет шесть назад, на свою детскую Родину. В зарослях всё уже трудно различимо. Его огромное желание, чтобы перевезли паровоз в Игарку и поставили возле павильона 503 стройки музея вечной мерзлоты. И это был бы памятник так и несбывшейся мечты коммунистического периода российской истории тем, кто зря положил свою жизнь по всему полотну так и не достроенной мёртвой дороги.

По закрытию стройки в сентябре 1954г. семья Григорьян из трёх человек переехала жить в город Игарка. Кстати, с ними же приехали: семья Деменюкас, Смирнова (Дмитриева) Ольга Александровна (тоже жители совхоза), Виктор Шевцов (ныне директор Игарской нефтебазы) и друг детства Саши по Ермаково Юрий Ласков (жители города). Сначала они поселились в районе лагерной зоны из одноэтажных бараков, где стоял магазин «Арктика» в одной из маленьких комнатёнок. Там пережили зиму. Весной глава семьи нашёл работу в совхозе и в мае 1955г. семья с небольшим скарбом на двух подводах переехала на остров «Полярный». Изначально в этом доме, где их сразу поселили, жили три семьи. Впоследствии осталась только одна семья, остальных расселили. Отец устроился разнорабочим, и, первое дело, которое ему поручили, это развозка дров по объектам. Зимой возили  брёвна с противоположного берега Енисея, а летом их пилили на чурки, рубили и складировали. В те времена все было на печном отоплении.

Мама сначала домохозяйничала, а как только Сашу определили в детский сад, тоже стала подрабатывать в совхозе. По причине здоровья работа для неё находилась по возможности, в основном на полях: посадка капусты, обработка от вредителей картофеля и капусты.

В банках из-под тушёнки пробивались небольшие отверстия, туда насыпался дуст и вот этим простейшим приспособлением опылялись поля с капустой от гусениц. Надо сказать, что в совхозе выращивали целыми плантациями капусту и картофель, которые находились на том месте, где впоследствии построили воинскую часть и рядом взлётную полосу.

Саша окончил начальную школу №5 сначала на острове, затем ещё три класса в старой школе №1 и среднюю №4 там же в старом городе.

По окончании школы  в 1974г. Александр устроился на работу в АТБ авиапредприятия слесарем-дюральщиком в третий цех, т.к. на дальнейшее обучение у родителей не было средств и ему самому надо было пробивать себе дорогу в жизнь, да и родителям помочь приобрести необходимую мебель и другую домашнюю утварь.

Работал он под руководством мастеров высочайшего класса: Окладникова М.С., Почекутова В.А., токаря Дёмина А.З. и руководителя цеха №3 Головастикова В.Д. Эти годы дали ему богатейшую практику и опыт для становления профессионализма. Как в песне: «Та заводская проходная, что в люди вывела меня!» Позже, в газете «Коммунист Заполярья» за 1960 год под №14 (5487) от 03.02.68г. я нашла одну заметку о работе ремонтного участка аэропорта с названием «Когда стоят самолёты». Стоят на земле самолёты. Их нужно вовремя «лечить». Иначе они не будут летать. Для этого есть в аэропорту специальные службы. Одна из них – ремонтный участок №3. Здесь работает 30 человек.

Неподвижны могучие винты. Где-то в механизме «полетели» подшипники. Это дело слесарей-агрегатчиков Арнольда Рудолфовича Лепкая и Александра Турова. Они же занимаются доводкой цилиндров двигателя, ремонтом колёс шасси. Арнольд Рудольфович опытный мастер. Внимательно следит он за действиями Саши. Ошибки не должно быть. Ошибка – катастрофа в воздухе.

Шумно на клепальном участке. Здесь трудятся Михаил Семёнович Окладников, Василий Александрович Почекутов, Александр Григорьян. Сейчас они готовят поплавки для гидроавиации. К началу навигации их нужно подготовить не менее сорока штук.

Анатолий Рыбников, Александр Чалдин, Анатолий Хаустов – оперативная группа. Сейчас они работают по ремонту вертолёта. Спешат. Он должен в 3 часа быть в воздухе.

— Весной вышло из строя сразу три «АН-2», — вспоминает мастер участка Владимир Дмитриевич Головастиков. Работали дружно, не считаясь со временем. Самолёты нужны были экспедициям, рыбакам. «АН-2» вылетели в срок.

Много можно было привести примеров самоотверженного труда этого коллектива, т.к. отличительная черта работников участка – высокая сознательность.

Молодых ребят, недавно поступивших на работу, окружили здесь вниманием. Кадровые рабочие скрупулезно передают им свой опыт. Борис Драняев, Григорий Хлыстов становятся хорошими специалистами, а Саша Григорьян уже выходит на ответственные задания.

За последнее время объём работ на участке увеличился в полтора раза. Благодаря добросовестному отношению к делу, хорошей организации труда, ремонтники справляются с заданием.

В. Зорин.

Ещё одну заметку в газете «Коммунист Заполярья» № 133 (5606) от 07.11.68г. с интервью самого Саши. «Ваши дела, мысли, планы?»

Немногим больше года назад я окончил школу и пошёл работать в аэропорт. Встретил здесь хорошего парня сварщика Толю Хаустова, который стал моим близким другом. Перед юбилеем ВЛКСМ получил третий разряд слесаря.

Люблю радиотехнику. В будущем году решил поступить в институт.                                              

А. Григорьян – слесарь-дюральщик аэропорта.

Через четыре года он поступил в радиотехнический техникум в г. Красноярске. На последних курсах обучения он встретил студентку того же техникума Лиду. Они поженились, и, когда Саша получил диплом, приехали в Игарку в родительский дом. Александр снова вернулся на работу в аэропорт, но уже техником по обслуживанию оборудования связи. Так, посменно, он отработал восемь лет. Когда аэропорт приобрёл самолеты АН-26, он стал уже Игарским объединённым авиаотрядом, командовать этим ИОАО пришёл тогда Мартынов Олег Семёнович. Затем служба связи была переименована службой ЭРТОС. В этой службе была организована бригада РЭМ (ремонтно-эксплуатационных мастерских), в чьи обязанности входил ремонт телеграфной аппаратуры, телетайпов, средств внутрипортовой радиосвязи (стационарные, мобильные и носимые радиостанции) где он сначала работал техником.  В 1988 году Александру было предложено возглавить эту бригаду тогдашним начальником аэронавигации Шуляк В.Г. А с 2002 г. он начал работать в качестве главного инженера и отработал 7 лет. Служба связи реорганизовывалась не единожды, и, после последней, Александр ушёл на заслуженный отдых в 2009 году.

Когда я спросила у Саши, как он выбрал эту профессию, что послужило толчком для её выбора? Он ответил, что был на селе один мастер-самородок Чалдин Александр Васильевич, обладавший способностью отремонтировать любую технику от механики до электроники, у которого он с детства многому научился. Вот он и помог ему определиться с профессией.

Разговаривая о профессии, призвании, работе, которые были связаны с аэропортом Игарки, коснулись мы некоторых исторических фактов.

Поначалу на месте аэропорта был небольшой посёлочек с примитивной взлётной полосой, лежащей прямо на грунте. На неё садились самолеты типа ЛИ-2 и АН-2 но только тогда, когда этот грунт высыхал после снега и дождей.

Александр помнит, что были моменты, когда почту попросту сбрасывали с самолёта по причине невозможности сесть на землю. Также он помнит работу гидропорта, т.к. ещё в 1974г. успел обслуживать радиостанцию, связанную между этими двумя точками.

Сашу я знаю со своего детства. Он был другом моего двоюродного брата Валерия. Человек этот обязательный. Всегда очень серьёзно относится к делу, за которое берётся. Если что-то надо наладить по радиоаппаратуре и подобной электронике, никогда не откажет.  Знаю я его хорошо ещё и по тому времени, когда нам вместе пришлось работать в сельском доме культуры в восьмидесятых. Там он подрабатывал киномехаником. А ещё налаживал и поддерживал в рабочем состоянии музыкальную аппаратуру нашему знаменитому вокально-инструментальному ансамблю. И до сих пор Саша остаётся верным музыкальной аппаратуре, не даёт скучать своим односельчанам. Представьте, тёплый летний июльский вечер. Ни ветерка. И на всё село звучит спокойная, негромкая музыка Romantic Collection. Вот только весь этот релакс портят комары – заразы.

С Лидией Илларионовной, женой Александра Ефремовича, пришлось встретиться ненадолго.  Она, или на работе, или на своих грядках. Я, буквально, выловила её, и она уделила мне минуточку внимания, спасибо! В рассказе о себе была она немногословной. Родилась на юге Красноярского края в Краснотуранском районе селе Беллык 1 декабря 1955г.  Как я писала ранее, встретились они с Сашей в техникуме, только Лида училась на механика по обработке металлов. Закончила она один курс, но бросила всё ради любимого и поехала с ним в Игарку. Ну что поделаешь, влюбилась девчонка и, сломя голову, уехала на край света, вернее, на Крайний Север. Работать где-то надо было и, первое что ей подвернулось, это нянечкой в детском саду аэропорта. После декрета с первым сыном Сашей, она стала работать нянечкой уже в яслях совхоза.

После рождения второго сына Вадима она пошла на курсы продавца в ОРС лесокомбината. В 1979 году в совхозе открыли свой радиоузел (до этого была только связь по рации с Курейкой и Полоем), где она стала работать радиооператором. В 1988г. родился в семье Григорьян третий ребёнок, теперь уже долгожданная дочь Анна.

После декрета с третьим ребёнком и закрытия радиоузла, Лида стала трудиться на птичнике, отработав там до 1992 года – его закрытия. В девяностых был закрыт и сельский дом культуры, в этом здании обосновались контора совхоза и магазин, в котором реализовывали продукцию сельского хозяйства. Вот в нём и работала продавцом Лидия Илларионовна. Всё-таки пригодилась ей эта профессия.

Затем были открыты филиалы магазинов «Юкола» в городе и аэропорту. В одном из них, что поближе к дому, она проработала до пенсии. Никогда не унывающую Лиду я знаю с тех пор, как она приехала в Игарку. Работать мне с ней довелось уже во вновь открывшемся клубе (бывшее здание новой школы) 2002-2010гг.

Она и раньше участвовала в художественной самодеятельности при всей своей семейной нагрузке. Но тут, сам Бог велел. Как же, работая в клубе,  пропустить возможность петь на сцене. Я всегда удивлялась тому, что человек в любой ситуации умеет держать себя в руках, хотя ситуаций у нас в клубе было всяких, и, если она находилась рядом, помогала разрядить обстановку и поддержать.  Сейчас у Лидии и Александра уже три внучки и внук. Так и живут они, по сей день, в своём фамильном доме, постройки, примерно, 1929 года. Правда, в 1978г. Саша пристроил ещё несколько комнат.

С ностальгией мы вспоминали о былом. Так, Саша поведал мне, что застал совхоз ещё «Полярным». «Игарским» он стал после того, как Норильский институт, который базировался на Опытной станции (ныне улица Опытная), свернул свою деятельность.

Что-то он увидел в совхозе сам, а о чём-то рассказывали ему старейшины села. Изначально совхоз делился на части. Одна из них – «Засольная».

Там находилось уникальное сооружение – ветряная мельница, которая запускала в работу большие жернова, через которые перемалывалась соль и крупа.  Раньше эту соль доставляли в Игарку сырцом, т.е. большими комками. В двух огромных чанах засаливали на зиму капусту, по большей части для скота. Саша застал эту мельницу уже в нерабочем состоянии, но ещё целой. Там же находились два локомотива для выработки пара. При помощи пары ремней они приводили в движение какие-то механизмы.  А вот что это были за механизмы, Саша не знает. Может мне ещё удастся об этом узнать.

Вторая часть – «Опытная» станция со своей конторой (ныне мой дом), со своим сельхозинвентарём (плуг и борона), своя тягловая сила и транспорт в виде нескольких лошадей. Вокруг находились небольшие подопытные участки с засеянными на них всевозможными культурами (пробовали выращивать даже пшеницу, но она не вызревала).Со своими теплицами, и, даже, со своим садом (рядом с Засольной), вокруг которого были лесные посадки для ветрозащиты.

С северной стороны ряд из берёз, которая почти вся сгорела при ликвидации домов для офицерского состава бывшей воинской части, когда строили новый аэропорт 2007-2010гг. Одна из них, западная, до сих пор жива. Эту «изгородь» из лиственниц видно даже из города.

В том саду пытались выращивать яблоки сорта «Ранет», но они не успевали вызревать, поэтому эксперимент прекратили и всё засадили разносортной смородиной. Кусты с ягодой были подвязаны, а вокруг них сделаны деревянные дорожки.

Но Александр сада уже не застал. Там оставалось пустое ровное поле, на котором дети (и в моё время тоже) играли в разные игры: футбол, волейбол, лапта. На этой опытной станции, в основном, и работала его мама. В двух домах, аккурат возле конторки (эти дома и сейчас стоят), расставляли рассаду. Недалеко от теплиц Опытной станции стояли ещё и теплицы самого совхоза. Кроме того, в совхозной собственности были парники на том месте, где стояла новая школа (1987-1999гг.) – в последствии контора и последний клуб. Я помню ямы, оставшиеся после парников, в которых мы в детстве играли в прятки. Сверху на некоторых оставались ещё рамы без стёкол. Сначала совхоз значился как овощемолочный. Выращивалось много картофеля для жителей города. И, чтобы сохранять зиму этот картофель, были построены овощехранилища. Позже, как перестала работать опытная станция, совхоз стал именоваться как мясомолочным. Третья часть – Центральная. Кое-что из этой части опишу сейчас. О чём-то, думаю, поведают другие жители. Совхоз имел свой фельдшерско-акушерский пункт на десять койко-мест, в котором в своё время принимали младенцев. ФАПом он оставался, приблизительно, до конца пятидесятых годов. Работали в нём (в Сашину бытность)   фельдшер-акушер Миллер Антонина (отчество, к сожалению, не помним) и медсестра Аносова Прасковья Петровна. Возле медпункта стояли беседки, в которых люди ожидали своей очереди. Так же имелась своя пожарная часть в районе «Засольной». В памяти Саши остались колокол и лошадь возле помещения части, примерно, до 1957г. Кстати, возле «пожарки» стояла небольшая избушка, в которой изготовляли на специальном станке горшки для рассады. Выглядел станок в виде большого стола со специальными отверстиями, которые заполнялись компостом из смеси торфа, земли и конского навоза, затем нажималась педаль и прессом через отверстия выдавливались торфяные горшочки. Напротив дома Григорьян, примерно, на том месте, где сейчас их огород, был спортивный городок для сельских жителей. На деревянной площадке были установлены: брусья, перекладины, на специальной арке прикрученные канаты. Я думала, что в советское время частное хозяйство не поощрялось, но, оказывается, были у сельчан и собственные коровы (около шестидесяти голов). Для выпаса этих коров нанимали пастуха. Всё это частное изобилие было до тех пор, пока Хрущёв Н.С. не ввёл налог на личное хозяйство. После этого в домашнем хозяйстве стали содержать только по одной свинье и несколько куриц, которых держали и мои родственники уже в мою бытность.

Заговорили мы о переправе с острова в город и обратно. Жителей острова возила большая деревянная вёсельная лодка, на которой работал специальный переправщик. Ох, и крепким же должен был быть этот богатырь, чтобы управляться с тяжёлыми деревянными вёслами.

Работников аэропорта возил катер с баржой. И это до тех пор, (приблизительно, до 1964-65гг.) пока не появился в Игарке теплоход «Ушаковец», который сначала являлся собственностью аэропорта.

Речной флот имел не только аэропорт, но и долгое время в совхозе, попеременно, находились три катера и две баржи. Первый катер из них назывался «Отчаянным». Некоторых работников в разное время из этого флота мы помним.

Шкипером на барже работал одно время Толстых А.В., капитаном Большухин Г. С., ещё капитанами Шапаниди Х.Г., Мартынчук В.Е., Занозин Г.А., Сумин М.П. и Турков М.А., в команде Павлюк В., Пинчук Ф.И., позже Демченко Н.И., Репинский А.Ф., и много ещё других. Я помню, как мой отец вместе с Дмитриченко В. учились в Красноярске, чтобы работать в совхозном речфлоте.

Прощаясь с Александром, мы договорились, что ещё встретимся, если он что-то вспомнит. Я понимала, что это только часть из того, о чём мне предстоит узнать. Сколько же ещё интересного и неизвестного из истории жителей узнаю я от каждой семьи, живущей в прошлом и сейчас в совхозе «Игарский».

Автор: Л.А. Беляева

Июль 2017г.

Дополнено – Октябрь 2021г. (стр. 7-8)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *